Пётр Поликарпов

— практикант Института исследования стрит-арта, студент СПбГИК


«Терапия средой. Археология современности» — такое название носила встреча с нижегородским городским активистом Артёмом Филатовым, которая проходила в рамках Форума уличного искусства в начале апреля в MMOMA. Проникнутый интересом к истории городской среды, докладчик рассказывал об осуществленных в Нижнем Новгороде проектах «social art» и о контексте противостояния собственников и застройщиков, имеющих разные взгляды на дальнейшую судьбу исторической (часто деревянной) застройки города.

В Нижнем сохранились памятники деревянного зодчества, занимающие лакомые участки прямо в городском центре. Они то и становятся яблоком раздора в жилищном противостоянии.

С одной стороны, существует проблема сохранения наследия, в том числе, архитектуры и окружающих нас элементов повседневности, сохраняющих самость места и наделяющих его памятностью и значимостью, что в конечном счёте выливается в сладкое чувство ностальгии у горожан. С другой стороны, существует вопрос об основаниях владения такой драгоценной собственностью, и, при более приближенном и обдуманном взгляде, право нынешних жильцов оказывается невыигрышным. По сути, создаётся ситуация, когда наименьшая часть населения в лице тех самых владельцев недвижимости оказывается ответственной за поддержание в надлежащем состоянии собственности, являющейся историко-культурной ценностью для более широкого круга горожан. Но, что парадоксально и качественно отлично от левацких лозунгов, эта часть населения экономически не справляется с возложенной на неё функцией, что при современном рыночно-демократическом укладе попросту абсурдно.

Если в нижегородском обществе, впрочем, как и в других, существует действительная потребность в сохранении подобных объектов, то эта задача может быть выполнима только при соответствующем достатке владельцев либо пресловутом общественном содержании.

Впрочем, это критика общего положения дел, далее о том, что же касается деятельности, о которой рассказывал Артём Филатов.

Активно проходящая в Нижнем Новгороде в 2010-х годах война за территории доходила до поджогов зданий архитектурного наследия и уничтожения исторической застройки (Например, Октябрьский пустырь). Оставшиеся «головешки» и заброшенные объекты, находящиеся под угрозой исчезновения, оказались точками притяжения как градозащитников, так и простых прохожих. В общем, начало складываться критическое отношение к вопросу сохранения среды.
Подхватившие эстафету уличные художники выступили яркими медиаторами этих настроений. Желание обратить внимание на существующую проблему, инициатива сделать акцент-высказывание на таких объектах вылились в производство городского искусства «снизу». Как ни странно, такая деятельность не вызвала порицания ни у жителей, ни у властей, хотя изначально классического согласования ни с теми, ни с другими не было.

Появившиеся проекты, среди которых и работы Андрея Оленева, и знаменитые «Плотники» Якова Хорева (совместно с группой «Той»), и произведения самого Артёма Филатова («Нулевой километр», доска «Et in Arcadia ego» на модерновом здании) выполнили свое предназначение, сделав судьбу этих зданий и пространственной среды обсуждаемой темой, а также сформировав фонд уличного искусства, на базе которого можно было делать более масштабные проекты.

За появлением первых значимых включений последовали регулярные экскурсии по местам нижегородского уличного искусства, сейчас всё тем же Филатовым совместно с Алисой Савицкой готовится к публикации книга «История нижегородского уличного искусства», а в 2014-2016 годах проходил фестиваль «Новый город: Древний», да и вообще о Нижнем заговорили, как об одном из центров уличного искусства России.

Алексей Лука Работа на фестивале уличного искусства Новый Город: Древний

«Новый город: Древний» как официальный фестиваль стартовал с привлечения московского художника Алексея Луки, создавшего деревянный ассамбляж для одного деревянного дома в 2014 году. Отличительной особенностью фестиваля был подчеркнутый гуманистический подход, выраженный в цели реактуализации наследия и в характере организации, ведь в последующие сезоны все работы фестиваля осуществлялись только по первоначальному приёму заявок от жителей для размещения произведений на их домах (также они имели право вносить свои коррективы в предполагаемую работу, вплоть до её полного отклонения).

Появилось множество сильных работ, среди которых «Кружева памяти» Стаса Доброго и Тимофея Ради. Однако, к 2016 году опыт фестиваля показал, что настенные росписи привлекают много внимания к сохранению наследия, но создания крепкого, повсеместно присутствующего сообщества, желающего и способного поддерживать историческую архитектуру в должном состоянии, всё не следовало. Была пересмотрена тактика: от монументальных росписей в формате фестиваля надлежало перейти к социальным интервенциям, так или иначе воздействующим на весь город. Было принято решение вместо разброса по разным точкам города локализовать и сосредоточить внимание и деятельность на одном конкретном, ненужном, забытом, но обладающем заметной историей объекте.

Тимофей Радя и Стас Добрый «Кружева Памяти» 2015 Автор фотографии: Андрей Карпов

Дом 4/16 на улице Широкой долгое время считался властями и службами города нежилым. Последнюю владелицу квартиры попросту не замечали, она казалась своеобразным приведением-обитателем опустевшего пространства. Ситуацию смог изменить екатеринбургский художник Удмурт, который покрасил дверь её подъезда в белый цвет и повесил узнаваемый синий почтовый ящик с милой надписью «Для неё». Стало ясно, что здесь чей-то дом, здесь есть жизнь. Подобной платформой ревитализации пространства и его содержания стала и выставка «Обратно домой» в музее нижегородской интеллигенции, расположившемся в здании, ранее занимаемым музеем-квартирой сестёр Невзоровых, где по преданиям ночевал сам В.И.Ленин.

Выставка “Обратно домой” в здании Музея нижегородской интеллигенции

Выставка обращалась к истории угасающего музея, специфике пространства, где тот оказался. Недаром главным экспонатом стала инсталляция Александра Лаврова с левитирующей в воздухе натуралистичной фигурой Ильича. Этакая своеобразная дань месту, site-specific в комнате, где якобы ночевал Ленин. При входе посетителей в комнату вождя начинала играть жутковатая музыка, а у правдиво выполненной фигуры поворачивалась голова. «У всякого покинутого места с историей должен быть свой попугивающий призрак,» — сказал Артём Филатов.

В общем, нижегородский опыт заслуживает пристального внимания. Проекты сохранения и актуализации оригинальной архитектурной среды имеют не последнее значение в своей благородной миссии. Всё же не хочется видеть Нижний обиталищем обугленных руин и пугающих призраков.

Leave a Reply

Your email address will not be published.Email address is required.